Сейчас читаю
Почему в Европе нет Украины

Почему в Европе нет Украины

Украина и Европа

Лозунг «Украина — это Европа!» был одним из главных на Майдане в 2013-14 годах. Но на шестой год после победы «революции достоинства» он так и остаётся недостижимой мечтой.

Сразу же отмечу: темой данного материала не является анализ того, почему в 2019 году в Украине ненамного больше Европы (в широком понимании этих слов), чем в 2013-м, несмотря на то, что ныне вступление в Европейский Союз вписано в Конституцию Украины как главная цель этого государства. Тем более, что прогрессирующую «неевропейскость» всегда можно объяснить стереотипными причинами типа «российской агрессии». Однако и во времена президентства Петра Порошенко, и после прихода к власти Владимира Зеленского официальный Киев продолжает заявлять, что «весь мир», и Европа то уж точно, «с нами», то есть Украина находится на первых позициях внешней политики европейских государств. Но на поверку это утверждение оказывается, мягко говоря, не соответствующим действительности.

Европейские государства по отношению к Украине можно условно разделить на три категории: первая — те, для которых она в первую очередь является частью отношений с Россией, вторая — приграничные с Украиной страны, которые вынуждены реагировать на большого (по территории и населению) восточного соседа, и третья — основная масса, которые практически не замечают существования Украины.

В первую категорию входят европейские «гранды»: Великобритания, Германия, Франция, и в чуть меньшей мере — Италия. Все эти страны являются членами в «Большой семёрки» (G7), и для них взаимоотношения с Россией, претендующей на роль одного из ведущих геополитических игроков в Евразии, чрезвычайно важны. Конечно, интересы у вышеперечисленных стран ощутимо отличаются: для Лондона, готовящегося к Brexit, бóльшую роль играет следование курсом Вашингтона, ныне входящего во всё большую конфронтацию с Москвой. Берлин и Париж, как «ядро ЕС», во главу угла ставят экономические факторы, пытаясь использовать ресурсы России для построения своей модели Евросоюза. Для Рима экономика (в первую очередь — взаимная отмена санкций между ЕС и РФ) также на первом месте, однако Италия под управлением евроскептиков хочет повышения роли национальных государств в объединённой Европе. Последний аргумент пару лет назад вызвал всплеск своеобразного интереса к Украине в Голландии, где местные евроскептики даже выиграли референдум по поводу недопустимости вступления нашей страны в Евросоюз, — но после внесения необходимых оговорок в соглашение об ассоциации Украина практически перестала интересовать голландцев.

Однако независимо от внешнеполитических целей упомянутых выше четырёх больших государств ЕС, для всех них Украина — лишь инструмент давления на Россию или торгов с ней. Даже когда в этих странах происходят громкие события, связанные с Украиной, типа недавнего суда над нацгвардейцем Маркивым, обвиняемым в убийстве итальянского журналиста в Славянске, или ареста группы неонацистов, воевавших на Донбассе в составе «добробатов», заявления местных политиков в конце концов всё равно сводятся к необходимости договариваться с Россией. Попытки же киевских властей заручиться поддержкой ключевых стран ЕС в переговорах с Москвой вызывают в европейских столицах плохо скрытое раздражение — как это было недавно во время публичных обращений Зеленского к Меркель и Макрону по поводу проведения экстренного заседания «нормандской четвёрки».

Вторая категория — европейские соседи Украины: Польша, Словакия, Венгрия, Румыния, а также не имеющие общих границ с Украиной Чехия и страны Балтии (Литва, Латвия, Эстония). Несмотря на постоянные заявления из Киева о растущем товарообороте с ними, на самом деле этих соседей куда больше волнует контрабанда и нелегальная миграция с территории Украины. Пожалуй, единственное исключение здесь Польша, для которой самым важным фактором является сохранение притока дешёвой рабочей силы с Востока, и ради этого в Варшаве закрывают глаза на конфликты с официальным Киевом в области исторической памяти. Кроме этого, Польша и страны Балтии, которые во внешней политике также придерживаются определённого в США курса, используют конфликт между Украиной и Россией для нагнетания русофобии среди своих граждан.

Но самой обидной для Киева является третья категория европейских стран, для которых Украина будто бы и не существует вовсе. С Россией они ведут переговоры, не используя «украинский фактор», а как экономический партнёр Киев для ЕС не особо важен: по данным Евростата за 2018 год, Украина занимает 21-е место среди торговых партнёров ЕС, что составляет лишь 1% от всей внешней торговли стран-членов Европейского Союза. Примечательно, что экспорт из ЕС в Украину на четыре с лишним миллиарда евро превышает импорт из неё: 22,1 миллиарда против 18. Для примера, из России Евросоюз импортирует товаров и услуг на 168,3 миллиарда евро, а экспортирует в эту страну — на 85,2 миллиарда.

Читайте также

Справедливости ради стоит отметить, что недавние заявления Владимира Зеленского о том, что украинские власти в ближайшее время разрешат продажу сельскохозяйственной земли и начнут приватизацию последних крупных объектов промышленности и инфраструктуры, вызвали в Европе всплеск интереса к Украине, несмотря на сезон отпусков. Вот только очень уж он похож на интерес трансплантолога, собирающегося изъять ещё действующие «органы» из умирающего тела украинской экономики…

 

Олег Хавич