Сейчас читаю
Влада Литовченко: история не знает сослагательных наклонений

Влада Литовченко: история не знает сослагательных наклонений

Влада, как скоро музеи могут возобновить полноценную работу, после карантина? Что с персоналом, зарплатами?
Вопрос как никогда актуален. Смотрите, здесь нужно судить исключительно из логики и фактов. Организация Объединённых наций по вопросам образования,науки и культуры ЮНЕСКО уже заявила, что после карантина закроется каждый восьмой музей в мире. Наиболее сильный удар, согласно прогнозу экспертов, придется на музеи, расположенные в бедных странах. Однако, по данным Сети европейских музейных организаций (NEMO), ситуация для объектов культуры оказалась сложной и в странах с высокими доходами. Согласно выводам этой организации, музеи в таких туристических центрах, как Париж, Амстердам и Вена, столкнулись с потерями доходов до 80%, что составляет сотни тысяч евро в неделю.
Учитывая тот факт, что большинство музеев в Украине так или иначе находятся в государственной собственности, можно с уверенностью сказать, что карантин они переживут. А вот небольшие частные музеи, которым нужно платить аренду, коммунальные услуги — могут не пережить карантин. Ведь им нужно будет за очень короткое время наладить поток посетителей, а это в современное время не очень легко. Посетители очень переборчивы – их необходимо привлекать обновленными экспозициями, интересными проектами очень высокого уровня. И на это нужны большие деньги.
По поводу персонала и зарплат. Как известно, оплата труда в музейной сфере никогда не была высокой и это при том, что наша страна располагает высококлассными специалистами. Так уж исторически сложилось, что многие научные сотрудники готовы работать за небольшие деньги, дабы реализовать намеченные проекты и инициативы. Вспомните первые десятилетия советской власти – репрессии, разгон учреждений… И что произошло? Несмотря на все перипетии музейщики выстояли, хотя и с большими потерями. Уверена, что после карантина оттока кадров не будет, тем более что государство не сокращало существующие оклады.
Есть ли в Украине меценаты, желающие финансировать музеи, закупать для них экспонаты, передавать свои частные коллекции?
В современных условиях меценат либо приходит сам, либо его нужно заинтересовать, показать значимость учреждения и его потенциал. Век покровителей, вроде Медичи, давно прошел. Каждый обеспеченный человек хочет видеть конкретный результат – эффективную работу музея, хорошее освещение какой-нибудь темы, которая ему интересна. Есть и люди, у которых есть бескорыстное желание помочь. Но я повторюсь, для привлечения меценатов в современных условиях должны работать сотрудники музейного учреждения.
Есть ли интерес к музеям в социуме? То есть: чаще приводят группы туристов, или люди сами, индивидуально, интересуются своей историей? Сколько это в процентном соотношении?   
Исходя из своего опыта работы, хочу отметить, что интерес высокий. Даже на уровне региональных музейных учреждений. Очень часто к нам, в Вышгородский историко-культурный заповедник приходят люди индивидуально. И мы всем проводим экскурсии, консультируем. В нашей работе важно дать исторические и культурные знания всем людям – одному человеку, группе людей. И именно в музейной сфере любой интересующийся посетитель на вес золота. Конечно, чаще всего государственные музеи работают для групп туристов.Но у нас есть большой спрос и от отдельных горожан, а также от жителей разных регионов Украины. И ни в коем случае мы не откажем любому человеку в получении качественной информации об историческом прошлом нашего региона. В процентном соотношении скажу сразу- групповые экскурсии превалируют. Но это и логично, там людей больше. Группа может насчитывать 20, а может и 100 человек за раз, а индивидуально люди приходят 10-20 человек в месяц. Подчеркиваю, в региональный музей. И это очень неплохой показатель.
Знают ли киевляне хотя бы в честь кого названы улицы, на которых они живут?
Ой, такой вопрос интересный! Я уверена, что многие киевляне знают названия, даже после переименования улиц. Но! У меня есть знакомый, который жил на бывшей улице Ивана Кудри возле станции метро «Лыбедская», так-вот, он много лет называл ее Боенской, мол там была скотобойня когда-то, еще в царские времена. Несколько лет назад ее переименовали в честь американского сенатора Джона Маккейна, а он говорит мне: «Да слушай, я же живу на улице, где забивали скот, так при чем там Иван Кудря и Маккейн». Многие горожане знают, но некоторые не понимают, почему улицам не возвращают их исторические названия.
Деятельность ИНП (институт национальной памяти) — приносит больше вреда или пользы?
Здесь важно посмотреть на польский пример – наших ближайших соседей. У них Институт Национальной Памяти создали в конце 1990- х годов. Результаты его деятельности нам общеизвестны – всплеск патриотизма и национального сознания. У нас аналогичный Институт создали не так давно, во времена президентства Виктора Ющенко. И что — плохие результаты? Весь мир признает Голодомор, как геноцид украинского народа, успешно проведена декоммунизация. На мой взгляд, деятельность этого учреждения несет только пользу украинцам.
Допустимо ли переписывание истории «в целях патриотического воспитания молодежи»? 
Нет, категорично нет. Как кандидат исторических наук скажу сразу- история не знает сослагательного наклонения. Это целая отрасль науки, у которой есть своя методология. Главное для историка – это источники, которые выступают молчаливыми свидетелями всего происходящего и только на источники должны опираться исследователи. По поводу патриотизма, я соглашусь с тезисом Наполеона І Бонапарта, что «Патриотизм — это первейший признак цивилизованного человека, качество, которое отличает человека от раба». Для воспитания в человеке патриотизма идеологии не нужно, это все идет от сердца и от заботы государства о каждом его гражданине.
Как Вы оцениваете состояние парковых музеев в Украине? Есть ли угроза, что закон о продаже земли приведет к их передаче в частные руки и превращению в «царские села»?
Я бы позитивно оценила их состояние, скажем так, с точки зрения туриста. Ведь все наши туристы хотят поехать в «Межигорье», «Софиевку», «Александрию», «Качановку» и так далее. К ним есть огромный интерес не только отечественных туристов, но и иностранных. В Европе все знают эти музейные комплексы. Другое дело Украина, где на финансирование этих учреждений уходят копейки — ничего не обновляется, зарплаты сотрудников не растут. По поводу законодательства, я бы отметила важный момент, «Закон о земле…»,принятый недавно, никак не может касаться историко-культурного наследия Украины. Ведь все они находятся под действием другого законодательного акта «Об охране культурного наследия от 08.06.2000 № 1805-III». И я надеюсь, что нормы этого документа останутся неизменны. По поводу «частных рук» уверена, что в этих условиях никто не сможет «отхапать» ни один кусок государственного парково-музейного наследия. Я в это верю

Влада Литовченко

директор Вышгородского историко-культурного заповедника,кандидат исторических наук

Материал подготовил  Садоха Денис